Я и моя мама. Начало. Часть вторая

На следующий день, когда я вернулся домой, мама уже была дома. Вопреки всем угрозам, одна. Я зашёл на кухню, чтобы сделать пару бутербродов и чая, и услышал, что мама спустилась вниз. Она подошла, смотря мне прямо в глаза, и спросила:

— Что ты хочешь за своё молчание? Я так понимаю, что это шантаж, а не просто желание выебнуться передо мной.

— Мамочка, ты представить не можешь, что я хочу. — ответил я нахально приобняв её.

Она отстранилась:

— Я жду. Денег много ты не получишь, ты знаешь что у меня их совсем чуть-чуть. Чего ты добиваешься? Что тебе нужно? Я могу взять в кредит. Приставку? Новый компьютер? Или автомобиль может быть?

Мама кусала губы и мелко дрожала. Предложения были очень заманчивые, и если бы я настолько не распалил себя фантазиями об её теле, то может быть и согласился бы. Да наверняка согласился бы. Но отступать я не хотел, да и не желал менять такую великолепную секс-куклу на железяки, на которые мог заработать и сам.

— Я хочу тебя.

Мама не понимая, взглянула на меня и переспросила:

— Что? Как? Я не понимаю…

Уже не стесняясь, я взял её сзади за волосы и, заглянув в её испуганные глаза, повторил, почти по слогам:

— Я хочу тебя. Хочу выебать тебя, мама. Хочу, чтобы ты стала моей шлюхой, так же, как была для того мужика. Хочу использовать каждую твою дырку и заставить тебя орать от удовольствия.

Она смертельно побледнела, было видно, что она не ожидала услышать таких вещей даже в страшном сне.

— Ты не сделаешь этого! — твердила она, пытаясь отойти от меня. — Ты не сделаешь этого со мной…

— Нет, сучка, сделаю! — Я уже неимоверно возбудился, только от этой ситуации, и чувствовал, что из головки уже выступила жидкость. Нужно было срочно переходить к делу. Мама снова попыталась ударить меня, но я поймал её руку и вывернул её. Мамочка вскрикнула от боли. Не говоря ни слова, я дотянулся до кухонных ящиков со всякой мелочью и вытащил оттуда бельевую верёвку. Наскоро перетянув ей руки, я усадил маму на стул и примотал ноги к ножкам стула, хотя она пыталась пнуть меня. В маминых глазах был испуг, она даже не кричала, хотя я был уверен, что это будет первое, что она сделает. Я проверил, крепко ли затянуты веревки, и наклонившись к её лицу, тихо сказал, глядя ей в глаза:

— Мамочка, у тебя нет выбора. Мы с тобой тут одни, позвонить ты никому не сможешь, да и я думаю, что тебе самой не очень хочется, чтобы тебя обнаружили привязанной к стулу, с лицом, залитым спермой сына. А я сегодня обязательно сделаю. Сейчас я оставлю тебя здесь и пойду в душ, а ты попытайся подумать, что проще: дать мне и получить удовольствие и гарант молчания, или дальше вылёживаться и просидеть здесь до утра, а утром отец вышвырнет тебя за дверь, потому что я позвоню ему ночью.

После этого я засунул маме в рот кухонное полотенце и пошёл быстренько помыться, предусмотрительно оставив все двери открытыми, чтобы слышать, что происходит.

Когда я вернулся, то с удивлением заметил, что мама даже не делала попыток вырваться. Я принял это за хороший знак и вытащил полотенце.

— Ну как? Ты подумала.

Мама, опустив заплаканные глаза, еле слышно прошептала:

— Я согласна…

— Что? Я не слышу, скажи как ещё раз, и погромче.

— Я согласна, — мама не намного громче, но повторила мои слова.

— Ну, вот и славненько. Сейчас будешь делать так, как я тебе скажу и то, что я захочу, а там посмотрим.

— Только, Лёш, не делай мне больно, пожалуйста, — она опять испуганно посмотрела на меня.

Я улыбнулся:

— Ничего боль это тоже секс, но если будешь хорошо себя вести, я постараюсь.

Я уже был возбуждён до предела, и наконец, получив то, что так долго хотел, не стал терять лишнее время.

Первым делом я оголил мамину грудь, как это делал её любовник и так, как я почти месяц представлял по вечерам, спуская под сопровождение «хоум-видео» моей мамочки. Боже, какие у неё сиськи. Тогда я первый раз увидел их так близко, и несколько секунд просто стоял и любовался бархатной кожей, большими бугристыми ореолами и торчащими сосками, толщиной почти с мой палец. Наклонившись, я схватил один из сосков губами и начал ласкать и покусывать его, а второй выкручивая и пощипывая пальцами. Немного поиграв с этими восхитительными дойками, я понял, что надо хоть раз кончить за эти дни. Так как я вышел из ванной в одних трусах, проблемы раздеться у меня не было, я быстро скинул их, и перед маминым лицом закачался мой член с капелькой смазки на головке.

— Сейчас ты будешь сосать, а потом я кончу на тебя. Возражения не принимаются.

Мама тяжело вздохнула, но ничего не сказав, открыла ротик. Боже, я не мог в это поверить! Медленно я провёл головкой по её язычку, размазывая смазку, а затем, смяв её волосы в кулаке, начал насаживать её голову на свой хуй. Как бы мне не хотелось засунуть весь член ей в рот, я помнил об обещании не причинять боль, а так как я был не уверен, что мама такое умеет, решил отложить это на потом. Что это «потом» обязательно настанет, я ни секунды не сомневался, потому что собирался делать из мамы постоянную шлюху, а не перепихнуться один раз. Мамочка великолепно отсасывала, хотя я и не сомневался, что она может не уметь сосать хуй. Она уже сама понемногу заводилась. У неё участилось дыхание, и она начала еле заметно двигать попкой по сиденью стула, хотя и старалась делать это незаметно.

Сосала она недолго, я был слишком возбуждён, чтобы долго терпеть. Поэтому уже минут через пять, я вытащил член из её ротика, и пару раз вздрочнув начал кончать. Мама почти не пыталась уворачиваться, и я с удовольствием выстрелил пару раз ей в ротик, ещё пару на личико и остатки, уже опадающим членом размазал по её блядским титькам. Тяжело дыша, я прислонился к стене:

— Я догадывался, что ты хорошо сосёшь, но не представлял, как это на самом деле. Сейчас можешь отдохнуть, а минут через 20 продолжим.

Я развязал ей руки и ноги, чтобы она могла привести себя в порядок, пригрозив, чтобы не смела никуда рыпаться, иначе проведёт на этом стуле не один час, и будет выебана в самой жёсткой форме. Кроме того, я сказал ей одеть что-нибудь посексуальней, пока я отдыхаю. Мама не стала пререкаться, и удалилась сначала в ванную, а потом поднялась к себе в комнату. Я, наказав ей, чтобы через 15 минут она была здесь, налил себе сока, и, разложив диван в гостиной (именно тот, на котором её ебали), включил телевизор.

Мамочка спустилась ко мне, и встала у кровати, опустив в пол глаза. Я с восхищением осмотрел все её прелести, почувствовав, как хуй сразу поднялся. Мама оделась не слишком развратно, я был уверен, что у неё есть в запасе штучки погорячее. Но для первого, так сказать, раза, и в моём состоянии, этого было более чем достаточно. На ножках у неё были одеты белые чулочки в сеточку, киску закрывали кружевные трусики-шортики (как они облегали её попку и лобок, мне казалось даже, что я вижу складочку половых губ), её большая грудь была затянута в белый лифчик с полупрозрачными чашечками, и поэтому твёрдые соски прекрасно просматривались сквозь белоснежную ткань. Настало время приступить к делу.

Подойдя к маме и приобняв, я уложил её на кровать. Раздвинув ей ножки, я положил ладонь ей на лобок и начал легонько тереть её половые губы. Уже через несколько минут я почувствовал, что трусики увлажнились, а клитор уже явственно прощупывался пальцами сквозь тонкую ткань. Мама часто дышала, хотя всё ещё пыталась это скрыть. Сдвинув трусики в сторону, я запустил два пальца в глубину её влагалища. Там уже всё порядочно намокло, и поэтому пальцы не встретили никакого сопротивления. Сделав пару движений я добавил третий, а большим стал тереть клитор, уже очень увеличившийся в размерах и покрасневший. Мама закрыла глаза и, двигая бёдрами начала постанывать. для всех) Я сношал её пальцами минут десять, она стонала уже не сдерживаясь и прижимала мою руку сильней к своей пиздёнке. Мамочка невероятно возбудилась от моих действий и текла как сучка (мне кажется, что с этого момента она уже не вспоминала, что я её сын) — от её соков моя рука уже до запястья была мокрой, влажными были её губки и лобок, и даже на диване появилось небольшое пятно. От этой, до неприличия вульгарной картины и громких стонов, я возбудился ещё сильней, чем на кухне.

Когда влагалище начало сокращаться, мама сильно прижала мою руку, и несколько секунд так держала, потом расслабленно выдохнула и прошептала:

— Господи, как хорошо…

Я не теряя времени, снял с неё трусики, подложил диванную подушку ей под попку и руками сильно развёл в стороны ножки. Горячая розовая женская пизда предстала передо мной во всей красе. Взяв хуй в руку, я медленно провёл между опухших мокрых губок, коснулся головкой упругого клитора, оставив на нём капельку смазки, и спустившись к вожделенной дырочке, медленно начал вводить хуй внутрь мамы. В первую секунду я чуть не кончил от невероятных ощущений. Упругие горячие стенки, только что кончившей взрослой женщины, ещё и моей мамы, обхватили головку моего члена. Такого кайфа я не испытывал ни с одной из своих подруг, их щёлки были какие-то жёсткие, а у мамы влагалище было сочным и мокрым, мягким и упругим одновременно. Испугавшись преждевременного извержения и замер на несколько секунд, чтобы охладить пыл. Мама в это время двигала бёдрами мне навстречу, пытаясь сама насадиться на хуй. Долго ждать я её не заставил, и уже не тратя драгоценные секунды на лишние нежности, резко вошёл в её пизду. Мама вскрикнула и выгнула спину. Закинув её ножки на плечи, я начал глубоко проёбывать эту великолепную пизду, резко и быстро, то входя так, что мой лобок соприкасался с клитором, то почти полностью доставая член. Мамочка в этот момент была великолепна, её светлые волосы разметались по дивану, глаза были закрыты, из открытого рта вылетали стоны крики и вздохи, обнимая меня за талию, она, казалось сама, направляла меня в себя, пару раз она впивалась мне в спину, крича: «Ещё, ещё! Да!»

К сожалению, как и первый раз, я был невероятно возбуждён, и долго трахать мамочку у меня не получилось, но ощущений хватило с верхом и мне, и ей.

Через десять минут, я понял, что сдерживаться больше невозможно и, сделав ещё пару фрикций, вжав хуй до предела в мамину пизду, начал кончать. Я чувствовал, что спермы опять было очень много, член неимоверно увеличился, и когда струя за струёй начали брызгать внутрь моей МАТЕРИ, у меня потемнело в глазах от удовольствия и извращённых мыслей. Залив все стеночки маминого влагалища, я расслабленно откинулся рядом с ней. Она тоже была очень вымотана и часто дышала, мне показалось, что она даже улыбается. Полежав немного, я поднялся над ней и начал целовать её в губы. Мама ответила на поцелуй, и мы целовались минут пять. Закончив, я шёпотом сказал ей:

— Вот ты и стала моей шлюхой, теперь я стану ебать тебя, когда захочу и где захочу!

Ещё не отдышавшись, мама попыталась возразить.

— Нееет, молчи! Неужели ты рассчитывала, что я, выебав тебя один раз, смогу отказаться, от такой роскошной пизды прямо у меня дома? Тебе же и самой понравилось, я же видел. Отцу мы ничего не скажем, но если я ещё раз увижу тебя с кем-нибудь, будешь наказана лично мной. Если хочешь ебаться — вот тебе готовый хуй.

С этими словами, я пригнул её голову вниз, и мама на автомате начала облизывать мой член, только что побывавший в её киске.

— Сегодня вечером жду тебя в своей кровати, будем продолжать обучение, ну или могу придти к тебе, испробуем твою.

С этими словами, я, подмигнув ей, поднялся и отправился в душ. Теперь я даже не сомневался, что мама стала моей личной наложницей. Ей-богу достаточно было один раз увидеть, как она орала и текла под моим членом, чтобы понять — эта сучка уже никуда не денется, что ей нравится самой, и если даже первые минуты она будет ломаться, то всё остальное время за неё будет думать её горячая, мокрая, восхитительная пизда.

Оставить комментарий