С коллегой в сауне

Сложилась добрая традиция, что мы всем коллективом 30 апреля (день основания нашей компании) ходим в сауну. Паримся, плаваем, выпиваем — в общем отдыхаем коллективом. Причем поход этот обязательный для всех — в фирме у нас работает 9 человек, и все обязаны быть. Такие вот тараканы в голове нашего шефа.

Из 9 человек у нас работает 6 парней (от 27 до 44 лет) и 3 женщины. Анастасия Владимировна самая старшая — ей 53 и по состоянию здоровья она с нами не ходит — единственная, кому шеф прощает подобную вольность. Есть еще Светлана 42 лет и Марина — ей едва стукнуло 23. Естественно, самой привлекательной из троих была Марина — невысокая блондинка с короткими волосами до плеч и грудью 3 размера. Губы она всегда красила нежно розовой помадой, а ногти — лаком такого же цвета.

В сауне все было строго — в сауну первыми шли женщины, которые потом шли в бассейн. Пока они плавали — парились мужчины. Потом женщины шли накрывать стол, а мужчины в бассейн. В этот раз тоже особых изменений не намечалось. Вот только Марина опаздывала, и Светлана сидела в сауне в одиночестве, а потом и в бассейн пошла одна.

Мы мужской компанией завалились в парилку. Выпили пива перед этим, поговорили о женах (у кого были), любовницах, автомобилях — в общем, обычные разговоры мужчин. Я так вообще разомлел. И когда все стали выходить, я сказал что еще немного посижу. И даже вроде задремал, когда дверь в парилку открылась.

На пороге стояла опоздавшая Марина и с кем-то разговаривала, кого я не видел:

— А что я там не видела? Все равно в полотенцах сидим.

Я так понял, что кто-то предупредил ее — что парилка занята. Но так как мы и вправду сидели в полотенцах, то ничего особенного и не было в том, что мы посидим вместе.

У Марины были растрепанные волосы. На ее теле было длинное белое полотенце, которое было закручено у нее под мышками и доходило чуть выше колен. Она присела рядышком и сказала:

— Привет. Что-то ты разогрелся!

— Тепла хочется, — сказал я и улыбнулся.

Марина работает у нас офис-менеджером, устроилась год назад и в этом году отправилась в сауну впервые. Надо признать, мне она давно была симпатична, да и я вроде как ей нравился — она постоянно строила мне глазки, время от времени отпускала пошлые шуточки. Но до чего-то большего наши отношения не доходили.

Мы посидели какое-то время молча. Марина, почти не стесняясь разглядывала мое тело — у меня-то верхняя часть туловища была видна.

— Что, любуешься? — спросил я с лукавой улыбкой. — Не стыдно, чужих мужчин рассматривать?

Она ответила с не менее лукавой, даже заигрывающей улыбкой.

— А чего стыдиться? Хочешь — и меня рассматривай.

— Было бы что — не на полотенце же мне смотреть.

Они ничего не ответила, только еще раз хитро улыбнулась. Тут ко мне пришло осознание, что под этим самым ее полотенцем ничего нет. И я начал возбуждаться. Причем эрекция была столь быстрой и неожиданной, что я сразу же оказался в неловком положении. У меня было два варианта — либо сейчас же выбежать из парилки, но тогда мой стыд увидят другие коллеги, либо просто отшутиться перед Мариной. Другими словами — выбора у меня особого не было. Ну не руками же прикрывать резко поднявшееся полотенце. Но положение спасла Марина.

— Ого, а я вижу, тебе и смотреть-то особо ни на что не надо.

— Ты такая сексуальная, что я возбуждаюсь от тебя, даже когда ты зимой в дубленке приходила.

Хотел отшутиться, а получился самый настоящий комплимент. И девушка это быстро оценила.

— И что же нам делать? Подождем?

— Знаешь, пока ты рядом, ничего не пройдет.

— Но и выходить я еще не хочу — хочу погреться, — она обиженно надула губки и возбудила меня еще больше своим детским выражением лица. — Давай решать проблему по другому?

Она придвинулась ко мне ближе, и залезла своей ручкой под полотенце. Я ощутил на своем члене ее нежные пальчики.

— Ого! А я тебе и вправду нравлюсь!

И она начала нежно двигать своей рукой по моему влажному от пота члену. Во мне боролись два чувства — удовольствие и страх, что сейчас к нам кто-нибудь зайдет. Марина это почувствовала.

— Да не бойся ты так, все давно уже вышли из бассейна и пошли к столу. Пока все выпьют да закусят, мы с тобой успеем напариться.

Я нежно приобнял ее и притянул к себе, поцеловал в губы и рукой стянул полотенце. Фигура у нее была замечательная — не худая как трость, но и не полная, как сдобная булочка. Розовые сосочки на ее груди затвердели от возбуждения и я поспешил губами прильнуть к ним. Марина вздрогнула от удовольствия. Свою руку я засунул ей между ног, но она меня остановила:

— Стой, не сейчас. Еще будет время. А пока…

Она встала на колени и засунула мне под полотенце голову. На своем члене я ощутил ее горячее дыхание а позже ощутил, как нежный язычок коснулся моих яичек, а затем заскользил вверх, по стволу. А в самом верху, он прошелся вокруг моей головки. Своими губками она начала целовать мое достоинство, а потом обхватила головку и медленно, мучительно медленно стала опускаться вниз. Это была блаженная мука. Мой член все больше и больше оказывался у нее во рту, пока я не понял, что она сумела заглотить его полностью. Затем, также медленно, она стала вынимать его изо рта. Так она повторила три раза.

А потом, совершенно неожиданно, резко ускорила темп, и стала насаживаться на мой член с большой скоростью, рукой при этом крепко сжав мои яички. Это был лучший минет в моей жизни. И, к своему стыду, я не смог под ее напором продержаться и минуты, мощно выстрелив спермой ей в рот. Но она этого будто даже не заметила и продолжала свои движения, пока я полностью не излил накопленное возбуждение.

Марина отстранилась и, как мне показалось, демонстративно проглотил все, что оказалось у нее во рту. А затем отбросила мое полотенце и старательно вылизала мой член и яички.

Она поднялась и тут же, голая, уселась ко мне на колени, хитро посмотрела и спросила:

— Ну что, хочешь продолжения?

— Еще бы, — с блаженной улыбкой ответил я.

Оставить комментарий